May 11th, 2014

Тридцать лет в собачьем вальсе

раневскаяКак-то давным-давно, еще до первой мировой войны нашла я в мамтусином альбоме одну фотографию. К сожалению, у меня ее сейчас нет под рукой (все заботливо сгинуло у мамтуса в точке сингулярности), но я постараюсь описать вручную.

Фотография черно-белая, начала 70-х. На ней изображена усердная девочка (спиной к фотографу), в косичках и школьной форме, сидящая за пианино, держа осанку. Сбоку наблюдается мамтус в профиль – сидит, облокотившись на край пианино (на деревяшку, где кончаются клавиши), тоскливо подпирая пятерней левую щеку. Лицо этого юного мамтуса выражает такой пышный букет чуйств, что даже случайному зрителю открывается вся горькая правда о ее музыкальной судьбе.

Collapse )

Между Сциллой и Харибдой

Easy-or-Hard-Way1У одних "Кончита Вурст" вызвал бурный восторг (поджог сараев, исход изгоев!), у других - не менее бурное возмущение (подрыв устоев, ушат помоев!); население рвануло рассчитыватся на первый-второй с целью заклеймить противную сторону и окопаться на стороне правых и правильных.

И кажется, будто выбор невелик: не хочешь считаться примитивным моралистом, ортодоксальным консерватором и старомодным занудой — ничего не остается, кроме как петь осанну "бородатой женщине". Не хочешь петь осанну — добро пожаловать в стан праведников с огненым мечом, крестом и полумесяцем.

Collapse )