Страх феминизма

...
blame-the-feminist-movement
30.07.2014 | Авторка: КД-16

Упорное противодействие феминисток радикально-феминистскому анализу (системы в целом либо отдельных ее сторон) является ничем иным как саботажем. Все проявления внутреннего саботажа в женском движении не просто попадают в схему антифеминистского backlash, они занимают место в общей парадигме социальной активности угнетенных, т.е. аутосаботажа. Женщинам — негласно — внушается мысль о том, что самостоятельность, «агенство», «выбор» позволяют лично им ускользнуть от угнетения; при этом всячески замалчивается (под всеобщее женское одобрение), что «выбор» и «свобода» — это не возможность минимизировать вред в рамках его неизбежности, а возможность радикально трансформировать ситуацию и активно ее определять (Kathy Miriam). читать на сайте »

...

Преодолевая интерсекциональность. Часть V. Заметки об амнезии и выдержки из «Outercourse»

Перевод поста Witchwind
Предыдущие части:
Часть I
Часть II
Часть III
Часть IV

Когда мы не можем рассматривать мужчин как угнетателей, мужское насилие вытесняется в область бессознательного (или в «подсознательное море»1) и то, что остается видимым и осознаваемым нами во внешней реальности2 – это предательство женщин-марионеток, организуемых и управляемых невидимыми господами/кукловодами.


Невозможность видеть мужское угнетение и перенаправление ярости на женщин имеет в своей основе амнезию: мы забываем геноцид со стороны мужчин. Это глубокое открытие пришло ко мне с мгновенной ясностью, когда мы с подругой рассуждали, почему некоторые женщины настолько готовы повернуться против других женщин даже в случаях, когда их мучили или насиловали их собственные отцы. Одна женщина несколько месяцев выражала возмущение своей матерью за все то, чему подверглась со стороны отца, и при этом сочувствовала ему. Ее мать была недостаточно такой-то, не сумела того-то и т. д. Долгий период издевательств она забыла, однако помнила всю ложь, которую отец говорил о матери, и это сохранилось. Однако, когда женщина начала возвращаться к воспоминаниям о том, что ее отец с ней сделал, ее гнев в сторону матери утих, она начала понимать, что мать тоже была жертвой ее отца как жена; и женщина начала выражать свой гнев в сторону отца.


Это действует на всех уровнях. Наша способность сопереживать женщинам, исправлять ошибки и приходить к согласию по поводу мужского насилия напрямую и глубоко связаны с восстановлением наших вытесненных воспоминаний о том, что мужчины сделали с нами. Когда мы забываем угнетателя, у нас нет другого выбора кроме как пойти против женщин, потому что так работает патриархат, так он создан: есть класс угнетателей – мужчины, и есть класс угнетенных – женщины, и если вы не против мужчин, то это автоматически означает, что вы жертвуете женщинами и собой. Здесь нет промежуточного или третьего выхода: женщины единственный контрапункт для мужского насилия. Либо мы воспринимаем мужчин как угнетателей и, следовательно, направляем ярость на них, либо мы вычеркиваем некоторых (или всех) из числа угнетателей, что автоматически означает направление агрессии на женщин за то или иное.*


Амнезия существует на индивидуальном и на коллективном уровнях.

Collapse )

Камо грядеши, Slutwalk?

slutwalkСправка. Первый Slutwalk (Марш шлюх) прошел в Торонто как акция протеста против публичного заявление полицейского Майкла Сангвинетти «…женщины должны избегать одеваться как шлюхи, чтобы не стать жертвами». Дело было в 2011 году.

Квир-активистка и трансозащитница Хизер Джарвис и секс-преподавательница Соня Барнетт организовали марш протеста, имея намерением изменить значение слова «шлюха» на «та, кто контролирует собственную сексуальность».  Дальше протестное движение обросло идеологией, привлекло внимание прессы и всё заверте…

Марш быстро распространился и стал мегапопулярным «феминистским» мероприятием; подобно выходкам ФЕМЕН его с удовольствием смакуют в СМИ (в отличие от акций без порно-нарядов). Среди благих целей Slatwalk заявлены противодействие слатшеймингу, культуре изнасилования и виктимблеймингу.

Методы этого праведного противостояния, однако, вызывают вопросы. По неизвестным причинам слово «шлюха», созданное и используемое сексистами для оскорбления стало ключевым для освобождения (как быть с другими мизогинными словечками, не указывается). Выступление против культуры изнасилования в нарядах, изобретенных сексистами для услаждения своих взоров, тоже, гм, несколько странный способ противостояние этому самому сексизму. Зато лозунги -- правильные и положительные: против изнасилований, против обвинений, против харрасмента и оскорблений. Можно сказать, сплошной феминизм.

Однако.

Collapse )

Суррогатная проституция

surrogacyЧитая вот эту статью Мелинды Танкард Рейст, я наткнулась там на простое, но архиважное замечание: «…блестящие технологии и неверное представление о том, что у каждого есть право иметь ребенка затуманивает ясность суждений и здравый смысл политики современной индустрии суррогатного материнства…»

До сего момента я вообще ни разу нигде не встретила высказанных сомнений в том, что иметь родного ребенка не имея возможности его родить есть неотъемлемое право человека. Действительно ли это так? Это как право на жизнь, работу и свободу совести? Или как право на еду, кров и безопасность?

Право рожать или не рожать детей, лечиться от бесплодия или предохраняться – частный случай прав на свое тело. Права воспитывать своих детей и находиться рядом с ними – это категория гражданских родительских прав (которых, кстати, можно лишиться). Право удочерять и усыновлять детей уже не такое всеобщее, и предоставляется людям при соблюдении определенных условий (не всегда справедливых, но тем не менее) – например психически больным, несовершеннолетним, безработным и др. в этом праве могут отказать.

Collapse )

Ускользающая красота

В разных феминистских группах и сообществах мне регулярно попадаются статьи и картинки, продвигающие идею боди-позитива. Многие из них действительно годные и мотивирующие. Например:

courage

size

lookthesame


tumblr_mx3r4ecMx21r1mb36o1_r1_500 — копия


Другие же (и таких больше, намного больше) нравятся мне уже не так сильно, мягко говоря. В них есть нечто, хм… такое, что не позволяет воодушевиться и броситься бегом любить себя и принимать свой натуральный вид. Во-первых, потому что натурального вида там обычно на пять копеек. Во-вторых, потому что даже если там и нет клятого фотошопа, грима и гламура, то сами образы и (что важно) лозунги при них довольно подозрительные.
Collapse )

Акция "Откажи мужчине - 2"

compassionМы часто не замечаем, как обслуживаем мужчин, даже когда казалось бы, ничего для них не делаем, уже научились отслеживать порывы помочь и умеем твердо говорить «нет».

В прошлом году акция «Откажи мужчине» вызвала немалый резонанс. Возможно, сейчас самое время повторить ее. На этот раз в несколько измененном виде – мы попробуем отказать мужчинам в эмоциональном обслуживании.

Если вы еще незнакомы с этим термином или затрудняетесь с его опознанием, вот полезная информация.
А вот так выглядит пример отказа в эмоциональном обслуживании

Мы предлагаем эксперимент:Collapse )

Преодолевая интерсекциональность, часть IV: Силы притяжения и силы разрушения или Что делать

Часть I
Часть II
Часть III

Наша задача как радикальных феминисток – увидеть, разучиться и отказаться от мужского насилия, в том числе от мужских моделей, встроенных в нашу психику – и донести это до других женщин, чтобы дать импульс нашему движению к освобождению. Мы должны вернуться к началу, прорваться сквозь ложь и мифы, назвать своим именем все ужасы, раскрыть все истины, раскопать сокровища нашего прошлого и настоящего, скрытые в тусклых мертвых мужских пещерах.

Как сказано во второй части, класс и статус женщин определяется классом и статусом наших мужей или отцов. Если мы покидаем нашего мужчину-господина, мы ничто.  Однако у нас могут сохраняться черты и привычки этих мужчин. Например, белые женщины несут цвет кожи своих угнетателей и привязаны к их мужской расистской культуре. Таким образом, женщины воспроизводят и воплощают мужское существование – как и все женщины делают то же самое, взрослея рядом с мужчинами-детерминантами. Их культурное уподобление белым мужчинам – вынужденная маска, которую мужчины приклеивают к женским телам и душам, женщинам-то и не принадлежащим. Масками они преднамеренно скрывают нашу истинную сущность и отделяют нас от самих себя и женской общности. Женщины, которых ассимилировали и превратили в формальные символы в мужских сообществах, женщины-нефеминистки, зараженные ложным чувством превосходства над сестрами – эти женщины сломлены и одурачены. Их заморочили иллюзией исключительности, ослепили мужским поклонением и повязали презрением, направленным на их сестер, которые якобы не «добились».

Collapse )